ВЕХИ ИСТОРИИ


ВЕХИ ИСТОРИИ

Нам многое приходилось делать впервые

В ОАО «Газпром нефтехим Салават» сегодня более девяти тысяч ветеранов. Среди них немало тех, кто в 50-х одними из первых осваивали башкирскую степь, строили технологические цехи и установки. Сегодняшние достижения компании – не что иное, как продолжение большого пути, каркас которого год за годом складывался трудом этих людей. Они пережили все трудности: жили в тесных бараках, работали на улице в 50-градусный мороз, добирались на работу в крытых машинах. Но это только закалило их характер, их преданность делу была безграничной. Большинство ветеранов сегодня молоды душой, бодры, всегда с удовольствием вспоминают коллег, как начинали свой трудовой путь и каких успехов добились.

Установки работали всего по полгода

Алексей Захарович Стрижков,
начальник цеха № 10 нефтеперерабатывающего завода:

На комбинат № 18 попал в далеком 1952-м году. Был оператором, принимал самое активное участие в интенсификации процесса каталитического крекинга. Годы спустя окончил индустриальный колледж, в 1977 году стал начальником цеха № 10 нефтеперерабатывающего завода.

Первая из трех установок каталитического крекинга (КК) нынешнего цеха № 10, где получают бензины и дизельное топливо, была пущена в феврале 1955 года. Пуск ее выдался долгим и несколько мучительным. Привозное сырье оказалось обводненным, часто случались аварии, расход катализатора превысил все мыслимые нормативы. Помню, как из Грозного привезли первый алюмосиликатный катализатор, в систему нужно было загрузить 220 тонн. Работали вручную. Днем и ночью. Бывало, принесешь с собой обед и унесешь его обратно домой: присесть было некогда. Нас «гнали», и вскоре мы вывели установку на нормальный технологический режим.

Наши установки каткрекинга тогда работали не более полугода: аппараты коксовались, быстро изнашивались. Оставляла желать лучшего подготовка сырья, катализатор.

Нам, первопроходцам, тогда досталось с лихвой. Работать приходилось в труднейших условиях. Это сейчас есть бытовки, отличная спецодежда, мы можем только по-доброму позавидовать нынешним операторам и машинистам. В те годы, в чем приходили на смену, в том и работали. О душевых не мечтали. После смены сполоснешь руки, и все. К тому же первый год на этажерках не работали лифты, мы пешком поднимались, обслуживали эти высотки в 23 этажа. Помню, зимой стоял сильный мороз, лицо, руки стыли моментально, а нам надо было выполнить сложную работу на шестом этаже каткрекинга. На время выдали полушубки, валенки – это было тогда проявлением особого внимания.

 

Дни и ночи проводили на заводе

Михаил Владимирович Нестеров,
начальник электроцеха,
завод минеральных удобрений:

Михаил Владимирович Нестеров на нефтехимический комбинат № 18 приехал после окончания Сызранского техникума в 1956 году. Много лет проработал начальником электроцеха завода минеральных удобрений. Всегда активно занимался общественной работой, участвовал в пуске многих производств.

– Активное промышленное производство аммиака и карбамида в Советском Союзе началось в 1958 году. Помню, как директор комбината № 18 Иван Афанасьевич Березовский приехал после майского Пленума ЦК КПСС воодушевленный, собрал всех инженерно-технических работников предприятия, вывез на реку Белую и изложил принятую там программу. Он с таким вдохновением все описывал, не раз повторял: «Вы знаете, какое будущее нас ждет?» Но многие из нас тогда не знали, что такое азотные удобрения, а Березовский – знал. В тридцатые годы он руководил Сталиногорским химкомбинатом.

Получение мочевины методом жидкого рецикла внедрялось впервые в стране. Пока оно вышло на проектную мощность, много пришлось потрудиться, мы дни и ночи проводили на заводе. Ночевали в цехе на раскладушках. Как-то утром проснулся, чувствую, нечем дышать. Это, оказывается, газ пошел. Я ребят быстро разбудил, противогазы надели, выскочили.

Чтобы производство работало нормально, надо было реконструировать энергообъекты. Предложил пристроить новую подстанцию. Два вечера до поздней ночи дома у Березовского мы обсуждали этот проект. В конце концов руководство комбината решило осуществить его. Спустя несколько лет на одном из собраний Иван Афанасьевич, прохаживаясь по залу, остановился около меня и вспомнил этот случай: «Вот сидит человек, в чьих знаниях я сильно сомневался, но он предложил такую схему электроснабжения производства карбамида, что нам больше ни разу не пришлось возвращаться к этому вопросу». Это, пожалуй, стало самой большой благодарностью за мой труд.

На комбинат приехали всем выпуском

Мария Александровна Барковская,
заместитель начальника проектно-технического
отдела управления капитального строительства:

На комбинат № 18 была направлена после окончания техникума искусственного жидкого топлива в Ленинске-Кузнецком в 1951-м году. Начала свой трудовой путь инженером отдела технического снабжения, затем стала заместителем начальника проектно-технического отдела управления капитального строительства.

– Тогда на комбинат из Кемеровской области мы приехали всем выпуском: группы механиков и технологов. Среди них были Иван Петрович Буданов – он стал потом министром мелиорации и водного хозяйства БАССР – и Александр Алексеевич Смородин – бывший заместитель генерального директора комбината.

По роду деятельности мне пришлось общаться много с бывшим директором комбината Березовским, о нем остались у меня самые теплые воспоминания. В 60-70-е годы мы пускали производства аммиака, карбамида, бутиловых спиртов, фталевого ангидрида – наш отдел отвечал за поставку оборудования, – часто случались неприятности, и Иван Афанасьевич, отложив все дела, помогал решать проблемы.

В коллективе УКСа у нас всегда была деловая, товарищеская обстановка. С теплотой вспоминаю таких заместителей главного инженера, как Александр Васильевич Печенкин и Марат Бикташевич Калимуллин, и многих других коллег. Считаю, что мне в жизни повезло: мои руководители и сослуживцы были очень порядочными людьми, грамотными специалистами, хорошими товарищами. Рада, что производства, построенные с нашим участием, действуют, модернизируются и сейчас выпускают продукцию, которая пользуется спросом.

САМОМУ СТАРШЕМУ НЕФТЕХИМИКУ-96!

Среди ветеранов ОАО «Газпром нефтехим Салават» самый старший – Николай Семенович Михайлов. Участник Великой Отечественной войны, он воевал с 41-го по 45-й год. Был мичманом торпедного катера, расчищал моря от мин. В 60-х вместе с женой приехал в Салават, участвовал в прокладке газопроводов в черте города. Потом его, как отличного специалиста, переманили на комбинат. – Я всегда вел здоровый образ жизни, – признается ветеран. – Никогда не курил, не увлекался зеленым змием, любил музыку, пел в хоре ветеранов и часто путешествовал, ездил на встречи с однополчанами в Уфу, Севастополь. Наверное, это и есть рецепт моего долгожительства.

Наша фабрика определила развитие комбината

Анна Яковлевна Мокроусова,
инженер-механик,
завод минеральных удобрений:

Приехала в Салават в 1956-м после окончания Орского нефтяного техникума. Трудилась в цехе № 12 катализаторной фабрики. Тридцать лет проработала инженером-механиком на заводе минеральных удобрений. Она с особым уважением отзывается о тех, с кем довелось работать.

– Тогда, в 56-м году, нас много прибыло на комбинат, из Москвы, Ангарска, Орска, Днепропетровска – со всего Союза. В конференц-зале собрали, и директор комбината Березовский сказал: «У нас есть вакантные места на должности инженерно-технических работников, но вы все пойдете на рабочие. Будете осваивать производство с низов, мы будем наблюдать, кто на что способен и затем продвигать».

Березовский был очень интересным человеком, может, его кто-то и не любил, но уважали все. Он в любое время дня и ночи мог прийти на любую установку и проследить, как ведется процесс. Помню, как-то ночью мы стояли на смене, слышим, Иван Афанасьевич идет, а мы только хотели сесть перекусить, разложили селедку, картошки на паровом трубопроводе испекли – столовых тогда не было еще, – он увидел, обрадовался: «О, селедочка и картошечка». Сел с нами, поел, поговорил по душам, посмотрел режимный лист и ушел.

Восемь лет я отработала в 12-м цехе. Наша фабрика в определенном смысле стала катализатором развития комбината: после ее пуска начали действовать каталитические крекинги, для которых мы производили катализатор. Его, кстати, получили сразу с хорошим качеством, в чем большая заслуга директора фабрики Василия Лаврентьевича Радзиковского, бывшего начальника катализаторной фабрики в Грозном.

Работали напряженно, но интересно

Анатолий Иванович Саломатин,
заместитель генерального директора по кадрам:

38 лет проработал на нефтехимическом комбинате Салавата. Начинал в цехе № 1 электромонтером, принимал самое непосредственное участие в пуске первого в стране производства мочевины. В 1964-м он уже был руководителем энергетической службы цеха. В 1981-м стал заместителем генерального директора по кадрам.

– Наш цех № 1 по производству карбамида в народе называли «русское чудо пятой серии». Здесь поначалу была страшная текучесть кадров, каждый день пуски и остановки, сильная загазованность. Начальник комбината Березовский ежедневно приезжал в цех и подбадривал работающих.

Помню, как мы получили первый карбамид в 1961-м году. Самое непосредственное отношение к этому имеет Виктор Григорьевич Тимошин. Под руководством его и Бориса Келарева был пущен агрегат и получены первые тонны кристаллического карбамида.

В 1962-м году параллельно с введением в строй агрегатов в цехе № 1 началось стро- ительство цеха № 24, называемого в то время «голландской мочевиной». Через год Виктор Григорьевич перешел в этот цех старшим аппаратчиком. И вновь, как и в цехе № 1, первая продукция была получена бригадой Тимошина. Опыт и знания этого человека пригодились и во время строительства третьего по счету цеха карбамида – цеха № 50, который был введен в эксплуатацию в более короткие сроки и с меньшими издержками.