ВЕХИ ИСТОРИИ


ВЕХИ ИСТОРИИ

Каталитический крекинг:
от легкого сырья до тяжелого газойля

Каталитические крекинги на комбинате № 18 появились в середине 60-х, практически одновременно с установками АВТ и ЭЛОУ. Эти сооружения высотой в 23 этажа были настоящими Гулливерами среди других производственных объектов. Изначально они строились для переработки газойлевой фракции, выделенной из продуктов гидрогенизации мазута. Однако после открытия башкирских нефтяных месторождений назначение. установок изменилось.

220 тонн грузили вручную

Первая из трех установок каталитического крекинга (КК) нынешнего цеха № 10, где получают бензины и дизельное топливо, была пущена в феврале 1955 года. По воспоминаниям ветеранов, пуск ее выдался долгим и несколько мучительным. Привозное сырье оказалось обводненным, часто случались аварии, расход катализатора превысил все мыслимые нормативы.

– Помню, как из Грозного привезли первый алюмосиликатный катализатор, в систему нужно было загрузить 220 тонн, – рассказывает бывший начальник цеха № 10 Алексей Стрижков. – Работали вручную. Днем и ночью. Бывало, принесешь с собой обед и унесешь его обратно домой: присесть было некогда. Мы торопились и вскоре все-таки вывели установку на нормальный технологический режим.

 

Трудности переходного периода

Предполагалось, что КК-1 будет работать на своем сырье с установок атмосферных трубчаток (АТ) – они возводились рядом. Но ввод АТ-1 затянулся, и пуск каталитического крекинга осуществлялся на привозном сырье.

– В то время НПЗ страны еще не имели опыта переработки тяжелых вакуумных газойлей на каталитических крекингах, – делится Алексей Захарович. – Поэтому пуск проводился на легком сырье, чтобы затем, освоив процесс, постепенно перейти на тяжелое. Однако все равно при переходе на тяжелые газойли на заводе появились серьезные трудности. Ушли годы, прежде чем мы их преодолели.

 

Борис Алексеев,
ветеран нефтеперерабатывающего завода,
кавалер ордена Трудового Красного Знамени:


– Я попал на завод, когда установки каталитического крекинга только пускались. Мне, считаю, повезло: с небольшой группой операторов я прошел сначала обучение в учкомбинате, а затем стажировался на Ново-Куйбышевском заводе. Нам, первопроходцам, тогда досталось с лихвой. Работать приходилось в труднейших условиях. Это сейчас есть бытовки, отличная спецодежда – мы можем только по-доброму позавидовать нынешним нефтехимикам. В те годы мы, в чем приходили на смену, в том и работали. О душевых и не мечтали. После смены сполоснешь руки, и все. К тому же первый год на этажерках не работали лифты, мы пешком поднимались, обслуживали эти высотки в 23 этажа. Помню, зимой стоял сильный мороз, лицо, руки стыли моментально, а нам надо было выполнить сложную работу на шестом этаже каткрекинга. На время выдали полушубки, валенки – это считалось проявлением особого внимания.

 

Из трех осталось две

Сейчас на заводе действуют только две установки каталитического крекинга. Третья была демонтирована.

– В 80-е годы объект остановили из-за отсутствия сырья и, как это ни странно, людей, – говорит Юрий Иванович. – Когда вопрос с сырьем решился, подобрали персо- нал, установку отремонтировали, но так и не запустили и потом, к сожалению, демонтировали. Сейчас у нас и нефти достаточно, и вакуумного газойля, который нужно перерабатывать, в избытке, а мощностей не хватает.

По проекту производительность каждой из трех установок каталитического крекинга составляла 250 тысяч тонн по сырью в год, или 33 тонны в час. В настоящий момент они перерабатывают почти в полтора раза больше.

Кстати, при выполнении «Проектного задания на вторую очередь строительства» комбината № 18 предусма- тривалось возведение еще трех установок КК. Но из-за изменившейся структуры предприятия необходимость в них отпала, их строительство не началось.

Работали всего по полгода

Если сравнивать сам процесс каткрекинга, то, по словам технологов, он остался прежним. Здесь происходит расщепление молекул углеводородного сырья при помощи катализатора. Только, естественно, с годами совершенствовались методы, оборудование и катализатор.

– В первое время установки каткрекинга работали не более полугода, – говорит нынешний начальник цеха № 10 Юрий Свечников. – Аппараты коксовались, быстро изнашивались. Оставляла желать лучшего подготовка сырья, катализатор. Сейчас мы от ремонта до ремонта спокойно работаем год-полтора. Применяем все современное, да и контроль за процессом стал жестче.

Что касается продукции, то в 60-е на КК можно было получать бензины с октановым числом 76. Такая продукция в те годы была востребована: водители использовали топливо марок 66, 72, 76. Но шло время, и требования к бензинам изменились. Сейчас октановое число по исследовательскому методу на каткрекингах доходит до 85. Это соответствует европейским стандартам.

    Цифры и факты

  • В августе 1955 года на технологический режим вышла вторая установка каталитического крекинга.
  • 59 человек в 1955 году для обслуживания объектов НПЗ прошли производственную подготовку на Ново-Уфимском НПЗ, столько же - на Ишимбайском НПЗ.
    4 человека стажировались на Ангарском и
    4 - на Ново-Куйбышевском НПЗ.
  • В июне 1958 года был пущен третий
    каткрекинг.
  • 1,6 кг - столько расходуется катализатора при переработке тонны сырья.
  • В 1960 году на третьей установке каткрекинга был успешно освоен высокотемпературный крекинг тяжелого сырья.